Общее·количество·просмотров·страницы

среда, 5 июня 2013 г.

Сокиринцы, усадьба Галаганов


Дворец Галаганов в с. Сокиринцы и сейчас впечатляет своей неповторимостью, изысканностью архитектурных форм и великолепною природою. Шагнув на территорию парка, за входными воротами, сразу попадаешь в 19 век. И время здесь не властно. Тишина и первозданность природы, пение птиц, лёгкий всплеск воды на берегу "панского ставку" и белоснежный дворец, утопающий в зелени, сливается куполом с белоснежными облаками проплывающими и растворяющимися в синеве неба.

Кажется хозяева на минутку оставили дворец, отлучившись по делам, и сейчас важный дворецкий проводит Вас в гостиную или парк, провести приятно время в ожидании их возвращения.
А пока мы Вам расскажем историю этой усадьбы, которая сохранилась и стала жемчужиной украинского архитектурно-паркового комплекса Черниговщины.
В конце 18 ст.  Сокиринцы принадлежало одному из знатных и влиятельных семейств Малороссии, которое владело множеством имений, родовых и благоприобретённых, в Черниговской и Полтавской губерниях - Григорию Ивановичу Галаган и его жене Ирине Антоновне Милорадович. Григорий Иванович получил образование в Лейпциге, служил в войсках и принимал участие в российско-турецких походах. Вышел в отставку в чине премьер – майора. Жили дружно, растили двух сыновей: Павла и Петра, а также дочь Веру, которые впоследствии и стали наследниками всех этих  богатств. Вера вышла замуж за обрусевшего немца Аркадия Александровича Ригельмана. Право собственности дворца в с.Дегтярях, земля и 8 тыс. крепостных душ в Полтавской и Черниговской губерниях получил Пётр Галаган (1792-1855гг), а с. Сокиринцы и вторая часть наследственных земель с крепостными – младшему Павлу (1793 -1834гг). Оба брата получили образование в петербургском училище высших наук. Причём младший показал хорошие способности к наукам. Хорошо учился, имел большие наклонности к искусству, прекрасно рисовал и увлекался архитектурой. После училища братья Галаганы обучались в Горном институте. Мы остановимся на судьбе младшего - Павле Григорьевиче. Именно здесь в Петербурге, в доме графа Михаила Васильевича Гудович, кареглазый стройный, умный и хорошо воспитан молодой человек познакомился с его племянницей графиней Екатериной Васильевной. Молодые люди понравились друг другу, и вскоре была сыграна свадьба. Его не смутило ни то, что на то время её отец владел лишь одним небольшим имением в селе Разрытом Мглинского уезда Черниговской губернии, ни то, что он был младше Екатерины Васильевны на целых восемь лет. Уволившись со службы, Павел Григорьевич увёз супругу на Украину. Навестив свою бабку Екатерину Ефимовну ( родители на то время умерли), молодая чета поселилась в с. Сокиренцах.
Первых троих младенцев Галаганы потеряли. Позже печаль и память о них воплотится в усечённую колону скорби, со скульптурными тремя лепестками не раскрывшегося каменного бутона . Затем в 1819 году у них родился сын Григорий, а спустя четыре года – дочь Мария. Павел Григорьевич не служил, не принимал участия в дворянских собраниях, жил несколько замкнуто и очень много читал. А ещё любовался пышной красотой, которая его окружала, и мечтал создать здесь для любимой и детей райский уголок, сказочный дворец. Однажды услышав, что у родственников графов Милорадовичей в с. Вороньки Лохвицкого уезда, учёный садовник из Саксонии И.Е. Бистерфельд создал невиданный в этих краях сад. Съездил, посмотрел и понял, что именно о такой красоте он и мечтал. Закончилась эта история тем, что Павлу Григорьевичу удалось переманить саксонца и уже с 1823 года он занимался разбивкой парка в Сокиринцах.
По приглашению братьев Петра и Павла осенью 1824 г. в усадьбу со своей семьей приезжает уже известный к тому времени московский архитектор П. А. Дубровский. Он спроектировал и построил там две усадьбы, из которых Сокиринская - был первый самостоятельный проект архитектора. . Вместе со строительством создавался парк за проектом Бистерфельда. Они работали вместе, дополняя друг друга – архитектор, садовник и сам Павел Григорьевич.
В 1826 г. умирает учёный – садовник И.Бистерфельд, но работы не приостанавливаются. По его проекту продолжают работать Редель, Кристиани, позже Яничек и Пфейффер. Последним был местный садовник Ефим Гапон. В знак благодарности учёному – садовнику И.Бистерфельду, позже в парке будет стоять колонна, украшенная вазой с цветами, напротив скамеечка, где можно было присесть и почтить память создателя этого уникального шедевра. 
Новый дворец был построен уже в 1829 году и семья Галаганов осенью переселилась туда. Дворец имел центральный двухэтажный главный корпус, соединён с двумя флигелями одноэтажными переходами. Украшен рустом и декоративной лепниной. В центре возвышается купол со шпилем. Всё это вместе создает впечатление возвышенности и полёта. Старый дом был снесён также и старые постройки, остались лишь вековые дубы – гордость Галаганов
На главной оси находились въездные ворота и брама, построены в классическом стиле: два пилона, увенчаны фронтонами на кронштейнах, над фронтонами – аттики (уступчатые завершения). В пилонах прорезаны узкие проходы с полуциркулярными арочками над ними. Фактически перед нами две триумфальные арки. Между пилонами и служебными флигелями – ограда, переходящая в кирпичные стены, которые завершаются красивыми рустованными башенками, увенчанными прямоугольными альтанками. Два служебных флигеля расположены симметрично главной аллее.
Ворота открыты, а значить хозяева ждут гостей. Въезжающие и отъезжающие гости могли легко разминуться каретами на главной аллее так, как её длина около 400м, а ширина 30м, и обрамлены с обеих сторон деревьями. Естественная ограда скрывала слева хозяйственные постройки, а справа начинающийся парк.
Юго-восточный фасад дворца немного иной, более интимный. С балкона второго этажа в сад спускаются ступени и плавно растворяются в зелени большой поляны. Ступени украшены балюстрадою с декоративными вазами и заканчиваются двумя прекрасными мраморными статуями: Флоры и Помоны. Наклонив изящные головки они застыли на постаментах излучая свет и тепло солнечной Италии. Во дворце насчитывалось около 60 комнат с анфиладным сообщением.
Это выход со столовой через бильярдную, большой зал, большую гостиную и в малую гостиную. Красивый дубовый паркет отражает солнечные лучи
Оформление интерьера было простое, но со вкусом. Стены в большинстве комнат были гладкие, белённые без пилястр и ниш. Единственным их украшением были простенькие карнизы и кирпичные, облицованные плиткой печи. Парадные помещения были декорированы классическими колонами и пилястрами. Их стены украшали фамильные портреты, произведения живописи, скульптуры, высокохудожественные люстры.
Кабинет хозяина усадьбы украшала богатейшая коллекция оружия и фамильные портреты.
Для уединения, прогулок и встреч, в парке в уютном уголке среди дуба, берестов лип расположился романтический готический мостик, который дополняла альтанка построена также в неоготическом стиле, как утверждает Г.Лукомский хотя внешне она напоминает католическую постройку). Графиня Гудович принадлежала к знатному польскому семейству и возможно для своей любимой, и был создан это архитектурный ансамбль.
Но долго и счастливо, пожить в новом доме этому прекрасному семейству не было суждено. Павел Григорьевич часто болел, здоровье ухудшалось, надо было лечиться ехать за границу. Но любящий супруг и отец не мыслил жизни без своей семьи и Сокиринец. В 1834 году чувствуя уже сильные недомогания, он решается ехать в Петербург, чтобы устроить детей. 17 октября Павел Г. умирает в Москве, так и незавершив дела... Его прах перевезли в Сокиринцы и похоронили рядом с отцом в саду возле домовой церкви (согласно его завещания). 
Все хлопоты теперь легли на плечи Екатерины Васильевны и до того будучи примерной матерью, никогда не перекладывала воспитание детей на гувернёров, оставшись вдовой, буквально растворилась в сыне и дочери. Глубоко верующая, она сумела привить детям религиозные и нравственные начала, которое затем им предстояло развить в самостоятельной жизни. Она прекрасно музицировала, обладала приятным голосом, пробуждала в детях любовь к украинской народной песни, читала наизусть И. Котляревского. Вскоре она вынуждена была на некоторое время переехать с детьми в Петербург, дабы самой принять участие в их последующем образовании. Но с. Сокиринцы оставались родовой усадьбой и при первой возможности все снова переселились в свой уютный, солнечный дворец.
В 1858 году Екатерина Васильевна построила над могилами мужа Павла Григорьевича, его отца Григория Ивановича и деда Ивана Григорьевича прекрасную пятиглавую церковь в имя апостолов Петра и Павла с высокохудожественным иконостасом и мраморными полами.
Вот такая трогательная, немного  грустная  история создания великого памятника дворцово – садового искусства. Памятника красивой, земной любви двух любящих сердец, благородства душ и помыслов. Прогуливаясь парком, остановитесь и прислушайтесь: в пении птиц, в шепоте листьев, в дуновении ветра Вы обязательно услышите песню вечной любви, которая растворилась в детях, внуках, правнуках и здесь, между вековых крон деревьев, но не исчезла, ведь любовь вечна.
                                                                               Шаповалова О. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий